Ты уже заметила, что обложка твоего любимого мартовского номера Cosmo на этот раз кардинально отличается от всего, что ты видела раньше?

Ее главные герои Макс Барских и Zivert – артисты – трендсеттеры, артисты – бестселлеры. Они вернули моду на 80-е и 90-е в русскоязычной поп-музыке, побили все рекорды по прослушиваниям на стриминговых сервисах и эфирных ротациях и не собираются останавливаться на достигнутом.

Перед премьерой совместной песни Макса и Юли мы «подслушали» их разговор в неформальной обстановке. Две суперзвезды поговорили без спешки, как закадычные друзья, о всем, что их волнует здесь и сейчас: музыкальных трендах, настоящем счастье и очень личном. 

Zivert: Макс, что творится с музыкой? Почему сейчас хиты такие короткие и куда из песен исчезают припевы? Мир сходит с ума? 

Макс Барских: Ты знаешь, я много об этом думаю, постоянно анализирую топовые чарты разных стран. Но американские топы самые показательные и доминирующие, поэтому они влияют на все остальное. А там на первых местах как были хип-хоп, рэп и R’n’B, так и остаются. В этом плане каких-то больших изменений не произошло за последние лет двадцать. Просто поп-музыка перестала быть чем-то отдельным от этих доминирующих жанров и смешалась с ними.
В глобальном мире в эпоху развитых цифровых технологий, когда мы за секунду можем получить доступ к любой информации, по-другому и не могло получиться. Это же, кстати, и отвечает на твой вопрос о коротких песнях без припевов. Да, сейчас песни стали короче, потому что людям сложнее сосредоточиться. И песня заканчивается, пока она не успела надоесть. Но слушай, если мы копнем историю музыки на 60 или даже 100 лет назад, там будет то же самое. В каких-нибудь 1920-х люди тоже слушали короткие песни по две минуты с незамысловатыми текстами, только на грампластинках. Так что я считаю, что с музыкой все ОК – ни она, ни мы с ума не сходим, это просто естественное развитие событий. 

Макс Барских и Zivert: самое необычное интервью

Макс Барских: Раз уж мы заговорили о музыке. Что для тебя главное в ее создании? Ты как-то учитываешь новые тенденции или пожелания от радиостанций? Есть ли у тебя что-то вроде формулы успеха? 

Zivert: Для меня самое главное в создании музыки – это внутренний отклик. Думаю, ты меня понимаешь. Какие бы ни были музыкальные тенденции, мода и мнения со стороны, я всегда опираюсь на свое внутреннее чутье и чутье нашей маленькой музыкальной команды. Мне кажется, в этом и заключается секрет успеха, потому что мы делаем музыку исключительно сердцем. Как и ты. Это не точная наука. Когда подключается мозг и ты начинаешь просчитывать и искать ту самую формулу успеха, никогда не выходит чего-то настоящего. Каждая моя композиция – это то, что хотело сказать сердце. Поэтому люди в это верят, это всегда правда. И благодаря этому, вероятно, моя музыка находит отклик в других сердцах. А что касается создания музыки в рамках формата, ты же знаешь, творчество не любит рамок. Просто такое стечение обстоятельств, так уж сложилось, что наши песни изначально подходили под формат радийных плейлистов. У нас были сомнения только с песней Life, когда мы абсолютно точно понимали, что двуязычная песня не может быть в эфире радио. Но, как оказалось, ее неформатность, наоборот, сыграла нам в плюс. 

Zivert: Что-то нас с тобой на глобальные темы потянуло…Тогда я продолжу. Что для тебя значит быть музыкантом? В чем сила музыки? 

Макс Барских: Честно? Я обожаю пофилософствовать об этом всем, просто обычно это происходит в формате монологов в моей голове. Так что я рад, что сейчас могу спокойно поговорить с тобой и подвести какие-то итоги своим размышлениям. Я считаю так. Музыка – это своего рода язык, который помогает артисту/исполнителю передать весь спектр чувств и эмоций. Или попросту рассказать отдельную историю. Музыка может влиять на слушателя разными способами. Она способна выводить человека из сложных ситуаций и состояний, помогать ему разделить грусть или скрасить одиночество. Очень быстро поднять настроение, донести какую-то главную идею, осознание, смысл. Или просто быть хорошим бэкграундом для расслабления мозга и тела – это тоже важно. Лично я люблю музыку, которая оставляет приятное послевкусие. И сам стараюсь делать такие песни, после прослушивания которых происходит как бы эффект какого-то катарсиса, осознания. Я всегда честен и пою только о том, что проживал или что чувствую сам. 

«МУЗЫКА МОЖЕТ влиять на слушателя разными способами. Она способна выводить человека из сложных ситуаций и состояний, помогать ему РАЗДЕЛИТЬ ГРУСТЬ или скрасить одиночество» 

Макс Барских: Ты знаешь, когда в моем графике появилось чуть больше свободного времени, я чаще стал задумываться о счастье. Ты стала счастливей, когда твои треки зазвучали повсюду? Для меня момент осознания популярности наступил внезапно, во время интервью. Журналист задает об этом вопрос – и тут я крепко задумываюсь. 

Zivert: Знаешь, я стала счастливой уже тогда, когда в первый раз попала со своей музыкальной командой на студию и мы вышли с каким-то первичным материалом. С тех пор это чувство меня не покидает. Вообще, самое большое счастье я испытываю от процесса создания музыки. Я не разделяю сам процесс и результат, который он приносит. То, что в какой-то момент мои треки зазвучали повсюду – это результат, который, безусловно, не может не радовать. Разве нет? Но мне абсолютно одинаковое чувство счастья приносит все: и процесс создания, и результат. 

«Вообще, самое большое счастье я ИСПЫТЫВАЮ от процесса  создания музыки. Я НЕ РАЗДЕЛЯЮ сам процесс и результат, который он приносит.» 

Макс Барских и Zivert: самое необычное интервью

Zivert: Вот ты заговорил о счастье. А успех и счастье для тебя равнозначны? Можешь представить одно без другого или они как-то дополняют друг друга? 

Макс Барских: Хороший вопрос. Точно могу сказать, что успех и счастье – две отдельные категории. Успех может быть вне зависимости от того, счастлив ты или нет. Он может быть результатом постоянной работы или стремления к новым высотам, когда ты в процессе достижения каких-то своих целей. При этом человек может находиться в любом состоянии, когда он уже достиг успеха: как вверху, так и внизу. А счастье – это, мне так кажется, больше внутреннее состояние. Или некая призма, через которую человек смотрит на мир. Счастливым можно быть прямо здесь и сейчас, вне зависимости от обстоятельств, других людей или ситуаций. Этому сложно научиться, но когда ты это осознаешь и применяешь на практике – ты можешь быть счастливым каждую секунду. И если два аспекта – успех и счастье – идут в одной цепочке, то такой человек может, без шуток, сворачивать горы. 

Zivert: Сейчас модно спрашивать про факапы. Ты можешь вспомнить и назвать свой факап, за который тебе стыдно, и свой самый большой успех? 

Макс Барских: С успехом все просто и прозаично. Песня «Туманы». Она стала тем самым поворотным событием в моей жизни, грубо говоря, после которого я проснулся известным во многих странах. Трек возглавил все чарты, но дело не только в этом. Она буквально, что называется, разделила мою жизнь на до и после. Как во внутреннем плане, так и во внешнем это новая точка отсчета моей популярности. 

Макс Барских и Zivert: самое необычное интервью

Что касается факапов, то у меня их особо и не было. Просто я экспериментатор по своей сути. Всегда люблю двигаться вперед, ставить новые задачи и пробовать себя в самых разных жанрах и стилях. Каждый мой музыкальный период отражает свой момент, время, чувство, настроение. И в каждой из песен я стараюсь быть честным на все 100%, поэтому назвать какую- нибудь из них факапом не смогу. Возможно, какие-то из песен откликаются у большего количества людей. А есть песни, которые чувствует более узкий круг людей, но они также влияют на них. У каждой песни своя аудитория и свой слушатель. 

Макс Барских: Со счастьем мы разобрались, но все мы счастливы одинаково и несчастны по-своему. Что ты делаешь, когда у тебя опускаются руки? Как ты борешься с собой, когда нужно идти дальше, а твой внутренний ребенок капризничает, отказывается что-либо делать? 

Zivert: На самом деле мой внутренний ребенок выходит погулять нечасто, ты еще не успел с ним познакомиться. Если это происходит – начинается суета внутри, я, где бы ни находилась и что бы ни делала в этот момент, просто резко говорю себе «стоп». Останавливаюсь, прерываю этот поток мыслей и напоминаю себе о том, что сейчас, в данный момент,  я проживаю свою мечту. И это работает. Я чувствую внутри безумную благодарность за то, что я имею в этой жизни возможность заниматься тем, чего всегда хотело мое сердце. И все снова сразу становится легко. Это у меня, если хочешь, такой есть антистрессовый секретик. 

Zivert: Поделись своим рецептом спокойствия. Или, может быть, советом, словами, которые оставили отпечаток в твоей памяти. О чем эти слова? 

Макс Барских: Есть у меня несколько слов и фраз одного известного психолога Михаила Лабковского, которые так или иначе влияют на мое внутреннее состояние. И которые дают понимание жизни, как к ней подходить. Это шесть простых правил: 

1) Делать только то, что хочется.
2) Не делать того, чего делать не хочется.
3) Сразу говорить о том, что не нравится.
4) Не отвечать, когда не спрашивают.
5) Отвечать только на вопрос.
6) Выясняя отношения, говорить только о себе. 

«КАЖДЫЙ МОЙ МУЗЫКАЛЬНЫЙ ПЕРИОД отражает свой МОМЕНТ, ВРЕМЯ, ЧУВСТВО, НАСТРОЕНИЕ. И в каждой из песен я СТАРАЮСЬ БЫТЬ ЧЕСТНЫМ НА ВСЕ 100%.» 

Макс Барских и Zivert: самое необычное интервью

Мне кажется, эти правила могут быть применимы к любому человеку, и меня они всегда приводят в гармонию с самим собой. Они всегда со мной, достаточно просто открыть «Заметки» в телефоне. 

Zivert: Если в это чуть углубиться, то что для тебя настоящее откровение? Мне кажется, сегодня, когда все можно и нет каких-то границ, это слово потеряло свой изначальный смысл. А ведь так важно иногда испытывать откровение… 

Макс Барских: Настоящее откровение – это когда человек может снимать с себя свою социальную маску и быть в обществе таким, какой он есть наедине с самим собой. Говорить, что чувствует, что думает. Когда человек не старается подстраиваться под толпу. Имеет индивидуальные эмоции и мнение. Не боится говорить об этом слух. Сейчас это большая редкость, так как все мы пытаемся быть в глазах других людей немножко лучше, иногда в ущерб себе, загоняя себя в эмоциональные рамки. 

Макс Барских: А тебе не кажется, что мы живем в эпоху псевдореальности? Ведь и правда все дозволено и все стало таким иллюзорным. 

Zivert: Как раз недавно об этом думала! Мы абсолютно точно живем в матрице. Наше сознание засорено бесконечными потоками информации и навязанными мнениями, всевозможной пропагандой. Поэтому, чтобы как можно чаще выныривать из этого иллюзорного мира и нырять в себя, во что-то настоящее, слышать зов своего сердца, свою природу, я всем своим близким предлагаю чаще смотреть на небо, чем в телевизор. Слушать шум ветра и смотреть на колышущиеся листья, а не в ленту новостей на телефоне. Я стараюсь делать так, чтобы не терять связь с собой и нашей настоящей природой. 

Zivert: Может быть, ты помнишь, когда ты последний раз по-настоящему плакал или был в эмоциональной петле, похожей на это чувство? 

Макс Барских и Zivert: самое необычное интервью

Макс Барских: У меня интересные отношения с этими чувствами. Если я и плачу в своей жизни, то, как правило, только от моментов, которые меня могут растрогать. И это больше слезы умиления и радости. Периодически это может происходить, когда я создаю песню. Вне зависимости от истории и темы, когда все пазлы складываются и я для себя осознаю, что максимально честно исполнил эту песню и каждое слово прожито, в конце прослушивания у меня могут выступить слезы. Это хороший сигнал того, что песня – потенциальный хит и ее смогут прочувствовать миллионы людей. Иногда это происходит во время просмотра фильмов, если история или сюжет, которым я сопереживаю. В последний раз так было на мультфильме «Душа». Я смело могу внести его в список своих самых любимых фильмов. Потрясающая, очень трогательная история, и там те мысли и выводы о главном смысле нашей жизни, которые были и у меня в голове. Были и есть. 

Макс Барских: Что делает тебя счастливой и может сделать абсолютно несчастной? 

Zivert: И то и другое для меня обычно напрямую связано с моими близкими людьми. Я никогда не переживаю сверхположительные или сверхотрицательные эмоции, касающиеся лично меня. Понимаешь? Я всегда больше переживаю за эмоции и чувства своих близких и родных людей. Поэтому, когда хорошо людям, которые мне дороги, я счастлива и чувствую себя в абсолютной гармонии. Когда им плохо, я это чувствую гораздо сильнее, даже чем когда плохо мне самой. 

Zivert: Какая человеческая черта может тебя обезоружить и почему? 

Макс Барских: Все зависит от того, что ты вкладываешь в это понятие. Если в хорошем положительном ключе, то забота, доброта, честность и мудрость. Если мы говорим о негативном аспекте, то это хамство, наглость и невежество. 

Макс Барских: Я еще хотел про слухи поговорить. Но спрошу помягче: самое глубокое заблуждение о тебе – это..? 

Макс Барских и Zivert: самое необычное интервью

Zivert: Честно? Даже не знаю… Не могу припомнить, чтобы я слышала или читала о себе какие-то заблуждения. Вроде как у меня получается выглядеть в глазах людей той, кем я на самом деле являюсь, чему я очень рада. Могу, наверное, вспомнить такое заблуждение только у людей из моего прошлого. В юности, в студенческие годы, на первых моих работах люди всегда почему-то считали меня надменной. Говорили, что те, кто меня плохо знал, боялись со мной завести беседу, дружбу. Якобы я высокомерно на всех смотрела. Но потом эти люди узнавали меня ближе, и каждый из них признавал свою ошибку. Наверное, это происходило потому, что я тяжело подпускаю к себе новых людей, не спешу впускать их в свой круг и всегда выгляжу немножко отстраненной в новых компаниях. Но стоит узнать меня чуть поближе, все сразу понимают, что я добрейшей души человек. 

Zivert: Я знаю, что ты страшный поклонник Гарри Поттера. Почему? Что так сильно тебя привлекает в историях о мальчике-волшебнике? 

Макс Барских: О, это очень яркие впечатления из детства. Веришь, я как сейчас помню себя в 11 лет, когда впервые посмотрел «Гарри Поттера». Я был очень впечатлительным ребенком, и все, что я увидел в первой части, меня потрясло и влюбило в этот потрясающий волшебный мир. Меня буквально тянуло туда, в этот мир, наполненный магией, где можно спрятаться от монотонной реальности своих будней. Поэтому из года в год я следил за каждой вышедшей частью, и «Гарри Поттер» с тех пор занимает важное место в списке моих любимых фильмов. Даже сейчас – раз в пару лет – я до сих пор выкраиваю себе особое время, сажусь и пересматриваю все части. И каждый раз накрывает по-новому. 

Макс Барских и Zivert: самое необычное интервью

Макс Барских: А какой твой любимый киноперсонаж? 

Zivert: Навскидку – Джулия Робертс в фильме «Красотка». Удивительная женщина, которая, несмотря на свою профессию, относилась с огромным уважением к себе, знала себе цену и, главное, знала точно, чего она хочет. Она не готова была соглашаться на меньшее, поэтому и получила в результате такую красивую судьбу. Для меня это пример того, что будь ты хоть проституткой, хоть уборщицей, кем угодно. Если ты уважаешь себя внутренне, любишь себя, знаешь себе цену и знаешь, что ты достойна любви, то способна при помощи своего внутреннего мира притянуть к себе мужчину, который будет тебя любить, уважать и ценить. 

«У меня ПОЛУЧАЕТСЯ ВЫГЛЯДЕТЬ в глазах людей той, кем Я НА САМОМ ДЕЛЕ  ЯВЛЯЮСЬ, чему я очень рада. Могу, наверное, вспомнить такое заблуждение только У ЛЮДЕЙ ИЗ МОЕГО ПРОШЛОГО. В юности, в студенческие годы, на первых моих работах люди всегда почему-то СЧИТАЛИ МЕНЯ НАДМЕННОЙ.» 

Макс Барских: Я продолжу свой блиц. Для тебя идеальное утро – это..? 

Zivert: Сложный вопрос (смеется). Для меня однозначного понятия «идеальное утро» нет, потому что в зависимости от периода жизни можно представить идеальное утро по-разному. Например, маленькое бунгало у океана, тюль развивается от морского бриза, пахнет солью, никуда не надо бежать, тебя будит солнце. А иногда я абсолютно также могу кайфовать от утра, когда я просыпаюсь и знаю, что у меня куча дел, задач, мне надо встать, сделать зарядочку, выпить фрешик, мчаться по делам и чувствовать себя такой деловой женщиной (смеется). Это мне тоже нравится. 

Макс Барских и Zivert: самое необычное интервью

Zivert: Чувство стыда для тебя – это..?

Макс Барских: Про стыд начал серьезно задумываться несколько лет назад. Сейчас я могу сказать, что стыд – это то, от чего нужно избавляться каждому человеку. Ведь это своего рода зависимость
от мнения окружающих. А если ты зависим, значит, ты уязвим. Тебя легко можно обидеть, сбить пути или поменять твою точку зрения. Раньше это качество сопровождало меня по жизни. К счастью, на протяжении последних лет, анализируя и узнавая себя лучше, я начал все больше избавляться от чувства стыда, вины, обиды.Это все маленькие зажимы, которые не позволяют нам быть полноценными людьми и ощущать вкус жизни на все 100%. Нужно в принципе понять для себя, что в чувстве стыда нет необходимости. Мы все люди, у которых есть свои плюсы и минусы, и каждый человек является частью природы и одного целого. Вместо стыда лучше выращивать свой собственный панцирь, свою броню, которая не будет пропускать комплексы и страхи других людей. Это очень помогает выживать и сохранять спокойствие в нашу безумную эпоху.

«Могу сказать, что СТЫД – это то, от чего нужно ИЗБАВЛЯТЬСЯ каждому человеку. Ведь это своего рода ЗАВИСИМОСТЬ ОТ МНЕНИЯ ОКРУЖАЮЩИХ.» 

Макс Барских: Давай красивый финал нашему разговору сделаем. Жизнь меняется после…

Zivert: Первый раз в жизни в интервью отвечу на вопрос одним словом. Жизнь меняется после любви …


Фотографы: Ксения Каргина @karginaki и Александр Острогляд @marineris 

Стиль: Николай Овечкин @ovechkin_nLUVI @luviofficial 

Команда ассистентов: Максим Змушко, Надежда Тихонова, Виктория Циганова, Ярослава Курбатова

MUA: Мария Давыдова @mary_dav; Наталья Стрильчук @natastrilchuk 

Художник-постановщик: Алена Гаджилова @helengadjilova 

Hairstyle: Сергей Смут @smoothairdresser; Юлия Стець @stetsjulia; Егор Рябчик @egor.bublikproject; Диана Авагян @bublik.hairproject 

Поделиться:
Читайте также