О цвете кожи Арчи и лишение титула: Меган Маркл и принц Гарри дали скандальное интервью

Peopletalk собрали главные моменты из интервью Гарри и Меган у Опры Уинфри. Делимся с вами.

О желании выйти замуж за принца

«Я пошла на это наивно. В детстве я мало что знала о королевской семье. Это не было частью разговора дома. Мы не следили за этим. Я ни за кем не следила и никогда не искала своего мужа. Я просто не чувствовала в этом необходимости».

О том, кто все-таки плакал в день их свадьбы: Меган Маркл или Кейт Миддлтон

«История, которая произошла с Кейт, была действительно очень сложной. Все было наоборот. Я говорю это не для того, чтобы кого-то унизить. Это была тяжелая свадебная неделя. За несколько дней до свадьбы она была чем-то расстроена… из-за платьев для девочек-цветочниц. Это заставило меня плакать… это действительно задело мои чувства. Но позже она принесла мне цветы и записку с извинениями. Больше всего меня шокировало, то что через шесть-семь месяцев после нашей свадьбы ситуация повторилась, но наоборот. Я бы никогда не захотела, чтобы это о ней стало известно. Она хороший человек».

О тайной свадьбе

«За три дня до свадьбы мы поженились. Никто этого не знает».

Меган призналась, что они с Гарри хотели уединиться перед официальной свадебной церемонией, которую транслировали по телевидению. Пара обвенчалась с архиепископом Кентерберийским на заднем дворе.

Об отношении королевской семьи к их сыну Арчи

«Были опасения и разговоры о том, насколько темной может быть его кожа, когда он родится».

Меган также рассказала о том, что королевская семья отказалась дать ему королевский титул при рождении.

«Пока я была беременна, королевская семья сказала, что они хотят изменить соглашение об Арчи и не давать ему титул. Не дав ему титула, Арчи лишился бы права на защиту и безопасность. Это не их право забирать его. И, тем не менее, они это сделали. Я, опять же, не желала бы боли своему ребенку, но это их право по рождению делать выбор. Идея о том, что первый цветной член в этой семье не имеет такого же титула, как другие внуки…».

О мыслях о суициде

«Я не хотела больше жить. Это была очень ясная, настоящая и пугающая… постоянная мысль. Мне действительно было стыдно сказать это в то время, особенно признаться в этом Гарри. Потому что я знаю, сколько всего он лишился, но я так же знала, что если не буду говорить об этом, то я сделаю это. Я просто не хотела больше жить и попросила о помощи. Мне нужно было куда-то пойти за помощью… но мне сказали, что я не могу. И одним из людей, к которым я обратилась, и который продолжал быть другом и доверенным лицом, был один из лучших друзей мамы моего мужа, один из друзей принцессы Дианы».

Принц Гарри о том, что бы подумала принцесса Диана о «Мегзите»

«Я думаю, она бы очень рассердилась на то, как все обернулось, и очень расстроилась бы. Но в конечном итоге все, чего она когда-либо хотела, — это чтобы мы были счастливы. Я думаю, она предвидела это. Я определенно чувствовал ее присутствие на протяжении всего этого процесса. А сейчас я просто счастлив, что сижу здесь и разговариваю с вами, а моя жена рядом со мной. Потому что я не могу представить, каково это, должно быть, было для нее, пройти через этот процесс в одиночку все те прошлые годы».

Об отношениях с отцом — принцем Чарльзом

«Он отвечает на мои звонки, но в этих отношениях есть, над чем поработать. Я чувствую себя действительно разочарованным, потому что он прошел через нечто подобное. Он знает, что такое боль, а Арчи его внук. Но в то же время, конечно, я всегда буду любить его. Несмотря на то, что было. И одним из моих приоритетов так и останется — это попытаться наладить наши отношения».

Об отношениях с братом — принцем Уильямом

«Я очень люблю Уильяма, мы вместе прошли через ад. Но мы шли разными путями. На данный момент отношения — это пространство. Время лечит все. Мы сделали то, что должны были сделать».

Поделиться:
Читайте также